В США принят второй пакет санкций по Закону о ХБО в отношении России

9 August 2019
Полная версия

На основании вывода Государственного департамента США о том, что Россия применила химическое оружие против бывшего сотрудника российской разведки в Британии, 1 августа 2019 г. Президент Трамп подписал Указ № 13883 («Указ»), предусматривающий введение второго пакета санкций, установленных Законом о контроле и запрете химического и биологического оружия от 1991 года («Закон о ХБО») . В соответствии с информационным бюллетенем (fact sheet), выпущенным Государственным департаментом США, и сопутствующими мерами по реализации санкций Министерства финансов США новые санкции предусматривают:

  • Ограничения на участие определенных финансовых организаций США в обращении на первичном рынке нерублевых облигаций, выпущенных российским правительством, а также предоставление нерублевых займов российскому правительству;
  • Противодействие со стороны правительства США при рассмотрении вопросов о предоставлении займов, финансового и технического содействия России со стороны международных финансовых организаций;
  • Введение режима «презумпции отказа» в предоставлении лицензий на экспорт в Россию химических и биологических товаров двойного назначения, которые находятся под контролем Министерства торговли США.

Ограничения в отношении «банка США». 2 августа 2019 г. Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США («OFAC») опубликовало «Директиву в отношении России к Указу от 1 августа 2019 г.» («Директива»), направленную на реализацию ограничений, введенных для финансовых организаций США. Директива вступает в силу 26 августа 2019 г. OFAC также подготовило разъяснения в форме шести Ответов на часто задаваемые вопросы («ЧЗВ»).

Директива направлена на реализацию Указа и запрещает «банкам США» участвовать в обращении на первичном рынке нерублевых облигаций, выпущенных «российским государством», а также предоставлять нерублевые займы «российскому государству». В ЧЗВ 675 разъяснено, что данные ограничения не распространяются на облигации и займы в российских рублях, а в ЧЗВ 678 указано, что эти ограничения для банков США также неприменимы к сделкам с нерублевыми облигациями на вторичном рынке. Отсутствуют ограничения, которые распространялись бы на аналогичную деятельность неамериканских банков.

В Директиве используется широкое определение термина «банк США», выходящее за пределы традиционного понимания банка, которое включает, среди прочего, «трастовые компании, брокеров и дилеров ценных бумаг, брокеров и дилеров товарных фьючерсов и опционов, операторов форвардных контрактов и агентов по обмену валюты, товарные и фондовые биржи, клиринговые организации, инвестиционные компании, фонды материального поощрения, а также американские холдинговые компании, американских аффилированных лиц и американские дочерние компании любого из вышеперечисленных лиц». Приведенное широкое (и, возможно, неочевидное) определение данного термина охватывает широкий спектр финансовых организаций США и препятствует их выходу на первичный рынок нерублевых облигаций (например, деноминированных в долларах США) российского правительства. Значение термина «участие» теоретически достаточно широкое, чтобы распространить запрет для банков США, как они определены выше, на предоставление финансирования и иное способствование совершению подобных сделок неамериканскими банками и прочими неамериканскими лицами.

Указ сам по себе представляет общее распоряжение о введении ряда санкций, предусмотренных Законом о ХБО, без указания определенной цели. На основании Указа соответствующие финансовые санкции могут быть введены в отношении «правительства», при этом данное понятие имеет широкое значение и включает правительство, его административно-территориальные подразделения и ведомства, а также любых лиц, принадлежащих, находящихся под контролем или действующих от имени правительства. Однако термин «российское государство», используемый в Директиве, охватывает «министерства, ведомства, суверенные фонды Российской Федерации, включая Центральный банк Российской Федерации, Фонд национального благосостояния и Министерство финансов Российской Федерации». Таким образом, ограничения не распространяются на российские компании с государственным участием.

Основные выводы:
  • 1 августа 2019 г. Президент Трамп подписал Указ № 13883, предусматривающий введение второго пакета санкций на основании Закона о контроле и запрете химического и биологического оружия от 1991 года, который включает:
    • Ограничения на участие определенных финансовых организаций США в приобретении на первичном рынке нерублевых облигаций, выпущенных российским правительством, а также предоставление нерублевых займов российскому правительству;
    • Противодействие со стороны правительства США при рассмотрении вопросов о предоставлении займов, финансового и технического содействия России со стороны международных финансовых организаций; и
    • Введение режима «презумпции отказа» в предоставлении лицензий на экспорт в Россию химических и биологических товаров двойного назначения, которые находятся под контролем Министерства торговли США.
  • 2 августа 2019 г. Управление по контролю за иностранными активами при Министерстве финансов США опубликовало «Директиву», направленную на реализацию ограничений, введенных для финансовых организаций США, и вступающую в силу 26 августа 2019 г. Также были опубликованы разъяснения в отношении данных новых ограничений.